Чем дальше от нас уходят сороковые годы прошлого столетия, тем сложнее становится представить себе, как выживали солдаты в то нелегкое время. Поэтому сегодня, в день 80-летия начала Великой Отечественной войны 1941-1945 годов, хочется ещё раз вспомнить о таких стратегически важных моментах повседневной жизни бойцов Красной Армии того периода, как фронтовая гигиена и быт.

Как жил солдат на фронте, в каких условиях воевал, как и во что был одет и обут, обогрет, перебивался ли сухим пайком или был досыта накормлен горячей кашей из полевой кухни, чем занимался в короткие передышки между боями. От этих моментов во многом зависела победа.

Первые недели, месяцы войны по ряду причин (внезапность нападения, неподготовленность, нерасторопность, недальновидность и др.) оказались самыми тяжелыми для наших солдат. Большинство складов с запасами материальных средств накануне войны были размещены в 30-80 км. от государственной границы. Такое размещение оказалось трагическим просчетом нашего командования. В связи с отступлением многие склады и базы были взорваны нашими войсками из-за невозможности их эвакуации, либо уничтожены вражеской авиацией. Долгое время не было налажено обеспечение войск горячей пищей, во вновь сформированных частях не было походных кухонь, котелков. Бойцы по нескольку дней не получали даже хлеба и сухарей.

С первых же дней войны возник огромный поток раненых, которым некому и нечем было оказывать помощь: имущество медицинских учреждений было уничтожено пожарами и бомбардировками противника, формируемые вновь медицинские учреждения остались без имущества. Практически не было перевязочного материала, наркотических средств и сывороток.

У отступавших и выходивших из окружения войск была одна надежда на местных жителей. Но в деревнях всё чаще солдаты получали отказ на их просьбу накормить. Приходилось есть сырую картошку, свеклу, если их находили в поле.

Постоянное движение, голод, холод, редкий и прерывистый сон, ослабили солдат до крайности. Они страдали не только физически, но ещё и морально. Трудно было переносить упреки в свой адрес от оставшихся на оккупированных территориях жителей.

Постепенно страна и армия приходили в себя от внезапного нападения фашистов, налаживалось снабжение фронта продовольствием и обмундированием. Вспомним, как это было …

Опыт первых месяцев Великой Отечественной войны показал, что без хорошей организации гигиены и быта военнослужащих в боевой обстановке нельзя рассчитывать на успешное выполнение ими боевых задач, так как это существенным образом влияло на моральное состояние военнослужащих в бою и помогало им восстанавливать затраченные физические силы.

С давних времен война с эпидемиями шли рука об руку. Если человек выживал на поле боя, то у него оставалась высокая вероятность заражения тяжелым инфекционным заболеванием. Немалые страдания приносили эпидемии и гражданскому населению. Это прежде всего острые кишечные инфекции, малярия, столбняк и, конечно же, король всех военных конфликтов – сыпной тиф. Поэтому чуть ли не с первых дней войны были предприняты организационные МЕРЫ ПО КОНТРОЛЮ ЗА ЗАБОЛЕВАЕМОСТЬЮ НА ТЕРРИТОРИИ ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ.

Курсы по заочной переподготовке врачей. Лекция двадцатая. Б.К. Леонардов. Государственное медицинское издательство. Тираж – 3000 экз. Копия. 1930 г.

Первым документом стало «Положение о медико-санитарном обслуживании населения, эвакуированного из угрожаемых районов», принятое 30 июня 1941 года Народными комиссариатами здравоохранения и путей сообщения. В соответствии с ним в одном эшелоне запрещалось перевозить больных (или контактировавших с больными) людей и здоровых. Также в каждом эвакоэшелоне предполагалось устройство изолятора. В эвакуационных пунктах предусматривались банные помещения, помещения для термической дезинфекции, рассчитанные в среднем на 250 человек. На пути следования эвакуационных поездов на вокзалах организовывались санитарно-контрольные пункты, которых к концу войны насчитывалось уже 435.

К осени 1941 года поток беженцев с запада стал настолько велик, что далеко не все вновь прибывающие могли пройти санитарную обработку. Остро ощущалась нехватка квалифицированных врачей, гигиенистов и эпидемиологов. Не всегда эффективно работала система санитарного контроля за эвакуационными эшелонами.

В 1942 году в Западной Сибири была зафиксирована вспышка брюшного тифа. Комиссия, занимавшаяся расследованием причин эпидемии в Новосибирской области, пришла к выводу, что … «большинство эшелонов, прошедших через узловые станции, не проходили санобработку на местах формирования, а многие из них – и на крупных станциях в пути. Достаточно сказать, что с 20 июля 1941 года по 14 января 1942 года через станцию Новосибирск проследовало 407 эшелонов с 356 тыс. эвакуированных, из которых санобработку прошли только 43 тыс. человек (около 12%)». В «Отчете о работе политотдела Томской железной дороги» за октябрь 1941 года было отмечено: «Медпомощь организована плохо…Проходящие эшелоны с эвакуируемым населением находятся в антисанитарном состоянии, отмечается высокий процент завшивленности, санобработке в пути следования и в местах разгрузки не подвергаются».

Специализированная санитарно-гигиеническая служба армии была образована на втором году Великой Отечественной войны и включала фронтовых и армейских гигиенистов – санитарных инспекторов. В стрелковых дивизиях к тому времени санитарно-противоэпидемические вопросы решали командиры санитарных взводов медико-санитарных батальонов – дивизионные эпидемиологи, в стрелковых полках и батальонах – полковые врачи, фельдшера и другие представители санитарной службы. Важным специализированным звеном в их работе являлись армейские санитарно-эпидемиологические отряды и фронтовые санитарно-эпидемиологические лаборатории, осуществлявшие все виды лабораторного контроля в действующей армии. Возглавлялась санитарно-гигиеническая служба гигиеническим отделом противоэпидемического управления Главного военно-санитарного управления Красной Армии. В проведении санитарно-гигиенических мероприятий также участвовали командиры, политработники, инженеры и интенданты.

В 1941 году Наркомздрав СССР издал учебное пособие для командира Красной Армии «Элементы полевой гигиены», в котором были изложены вопросы обеспечения жизни и здоровья военнослужащих в пунктах постоянной дислокации, на марше, при полевом размещении; вопросы водоснабжения, сохранности продуктов питания, санитарные нормы и многое другое.

Учебное пособие для командира Красной Армии «Элементы полевой гигиены». Наркомздрав СССР. Медгиз. Ленинградское отделение. 1941 год.

«Обратный» приказ Наркомздрава СССР, регламентировавший перевозку населения на запад, в места постоянного проживания, вышел 1 сентября 1944 года и именовался «О медико-санитарном обслуживании реэвакуируемого населения и переселенцев». Реэвакуация проходила уже в более организованном порядке, эшелоны обеспечивались достаточным количеством медикаментов и санитарными подразделениями. Если в эшелон садилось 300 человек, то выделялась одна медицинская сестра, до 500 человек – один фельдшер, до 1 тыс. человек – один врач и одна медсестра, свыше тысячи человек – один врач и две медсестры.

2 февраля 1942 года вышло постановление Государственного комитета обороны (ГКО) «О мероприятиях по предупреждению эпидемических заболеваний в стране и Красной Армии», предписывавшее, помимо всего прочего, поголовную иммунизацию населения. Для борьбы со столбняком применяли анатоксин, что позволило снизить заболеваемость им до 0,6 -0,7 случаев на 1000 ранений.

С сыпным тифом бороться было сложнее. Немцы на оккупированных территориях преднамеренно допускали массовое заражение гражданского населения сыпным тифом – им переболело до 70% населения оккупированных районов. Особенно тяжелая ситуация складывалась в концлагерях, которые освобождались частями Красной Армии. По существу, нашей армии пришлось столкнуться с подготовленной бактериологической диверсией – нацисты умышленно распространяли сыпной тиф в концлагерях в преддверии их освобождения. В итоге ГКО своим постановлением создал специальные чрезвычайные комиссии по борьбе с сыпным тифом, занимавшиеся вопросами вакцинации, дезобработки и помывки населения и освобожденных из концлагерей. Войска на освобожденных территориях отгораживались от местных карантинной полосой, особенно это было актуально вблизи концлагерей. Все это позволило купировать крупные вспышки инфекционных заболеваний. В исключительных случаях на зараженные территории выезжали уполномоченные от Наркомздрава для контроля за работой местных органов здравоохранения.

Повседневная работа гигиенистов осуществлялась в тесном контакте с эпидемиологической службой. Кроме того, во время Великой Отечественной войны врачи-гигиенисты возглавили военно-санитарные поезда, санитарно-эпидемиологические станции районов и т.д.

В ходе войны разрабатывались и новые вакцины. К 1942 году были разработаны новые вакцины: противотуляремийная, противочумная и сибиреязвенная.

«Я верю в гигиену. Вот где заключается истинный прогресс нашей науки. Будущее принадлежит медицине предупредительной. Эта наука, идя об руку с государственной, принесет несомненную пользу человечеству».

Эти слова Николая Ивановича Пирогова стали девизом санитарно-эпидемиологической службы на фронтах Великой Отечественной войны.

Н.И. Пирогов

Создание подвижных санитарно-эпидемиологических отделений при медико-санитарных батальонах ударных дивизий способствовало установлению медицинского контроля за питанием войск, гигиеной тела, за обморожением бойцов и др. В полках были введены должности фельдшеров для санитарной разведки водоснабжения, обеспечения эпидемиологического благополучия районов дислокации войск и др.

Одной из важных проблем жизнеобеспечения бойцов Красной Армии являлось ПИТАНИЕ.

С ноября 1942 года в войсках появилась новая должность – САНИТАРНЫЙ ИНСПЕКТОР, который в том числе обязан был следить за состоянием полевой кухни и продуктов питания на фронтах воюющей Красной Армии, за режимом термической обработки мяса и рыбы, за длительностью хранения готовых продуктов питания. Это позволяло успешно предупреждать пищевые отравления в войсках.

В области медицинского контроля за питанием войск Великая Отечественная война поставила перед военными гигиенистами ряд задач: строгое осуществление санитарного надзора за доставкой и хранением пищевых продуктов; участие военных врачей с составлении меню и раскладок; наблюдение за приготовлением пищи в войсках; организация лабораторного контроля за химическим состоянием, витаминностью и калорийностью пищи; санитарные мероприятия по предупреждению пищевых отравлений и токсикоинфекций в войсках и др. Кроме того, при наступлении частей Красной Армии врачи-гигиенисты заботились о качественном питании не только солдат и офицеров, но и местных жителей территорий, оставленных немецко-фашистскими захватчиками, и освобожденных сограждан из концлагерей.

Таким образом, медицинский контроль и санитарный надзор за организацией питания в войсках действующей армии были направлены на профилактику заболеваний, в том числе желудочно-кишечных, авитаминозов, алиментарных дистрофий, а также предупреждение пищевых отравлений, токсикоинфекций и др. Это достигалось, в том числе, и соблюдением установленных в первые месяцы Великой Отечественной войны НОРМ ПИТАНИЯ, которые оставались неизменными до конца войны.

Большое внимание уделялось также распределению пайка в течение суток, в основном, при трехразовом приеме пищи и, как исключение, двухразовом с выдачей в промежутках между завтраком и ужином холодных закусок, с собственным распределением пайка на каждый приём. Под особым контролем находилось доведение до солдат полной нормы путем проверки количества продуктов, закладываемых в котел, пищи в котелках солдат, достаточности по объёму, количеству продуктов, их жирности и т.п. Строго учитывалось количество выданных продуктов с целью их дальнейшего пополнения с учетом калорийности и содержания пищевых веществ. Обращалось внимание не только на разнообразие питания, но и на СОДЕРЖАНИЕ ВИТАМИНОВ в суточном рационе.

Неизбежные в условиях военного времени перебои с доставкой свежих овощей в пищу могли способствовать А и С – авитаминозам и опасности распространения гемералопии и цинги в войсках, но такая опасность успешно преодолевалась. В пищу в летнее время добавлялась зелень: крапива, огородная ботва, щавель, кислица и лесные ягоды. Повара готовили витаминные настои и концентраты из хвои, листьев березы, клевера, люцерны. В зимнее время готовились водные отвары из хвои, сосны, ели, содержавшие в достаточном количестве витамин С. В случае полного отсутствия таких возможностей войска в полной мере обеспечивались таблетками и драже, содержащими 50 мг аскорбиновой кислоты (вит. С) и 2 мг тиамина бромида (вит. В1).

Генерал-майор медицинской службы, Герой Советского Союза, проф. Федор Григорьевич Кротков в статье «Военная гигиена в Отечественную войну» писал, что во время войны в ряде случаев (выдача белого пшеничного хлеба, напряженная боевая деятельность в условиях перегревания и при обильном потоотделении, преимущественно углеводное питание и пр.) приходилось прибегать к дополнительным мерам профилактики В1 – авитаминоза за счет использования отрубей, пшеничных зародышей и дрожжей. Последние получили исключительно широкое распространение в форме питьевых дрожжей, дрожжевого молока, прессованных и сухих дрожжей. Такое внимание к хлебопекарным и пивным дрожжам в полной мере оправдывалось их ценными пищевыми свойствами (высокое содержание пищевого белка и минеральных солей, значительное количество витаминов группы В). Использование для выращивания дрожжей непищевого сырья в виде опилок, лузги, картофельных очисток позволило широко внедрить дрожжи в питание войск. Это разнообразило питание бойцов. В дрожжах помимо высокой доли белка содержался и витамин Д. Его отсутствие, а также отсутствие кальция и фосфора в пище негативно сказывалось на процессах костеобразования у раненых при костных переломах.

Большое распространение получило приготовление и использование в рационе чая с сахаром почти после каждого приема пищи. Это было важно с точки зрения гигиены питания и профилактики желудочно-кишечных заболеваний.

Основным критерием санитарного благополучия при проведении надзора за питанием являлось предупреждение интоксикаций и токсикоинфекций в войсках. В процессе санитарной разведки необходимо было с особой строгостью относиться и к трофейным пищевым продуктам и напиткам.

Важным элементом санитарного надзора за питанием был ежедневный контроль не только за качеством пищи, но и за состоянием транспорта, хранением и транспортировкой продуктов, размещением и содержанием пищеблоков, очисткой территории и удалением отбросов. Под постоянным надзором находились содержание полевых кухонь и оборудования, уход за ними, велось медицинское наблюдение за работниками пищеблоков.

Многие ветераны Великой Отечественной войны теплым словом вспоминают знаменитые «НАРКОМОВСКИЕ» 100 граммов. В подписанном наркомом обороны И.В. Сталиным Постановлении ГКО СССР «О введении водки в снабжение в действующей Красной Армии» от 22 августа 1941 года говорилось: «Установить, начиная с 1 сентября 1941 года выдачу 40- градусной водки в количестве 100 граммов в день на человека красноармейцам и начальствующему составу первой линии действующей армии». Это был первый и единственный опыт узаконенной выдачи алкоголя в отечественной армии в ХХ веке.

В состав армейского сухого пайка входила и МАХОРКА. Практически все мужчины на войне были заядлыми курильщиками. Многие, до войны не курившие, на фронте не расставались с самокруткой: «С табаком было плохо. В качестве курева выдавали махорку: 50 граммов на двоих… Небольшая пачка в коричневой упаковке. Выдавали нерегулярно, и курильщики очень страдали, могли поменять и хлеб, и водку на курево».

Не менее важными были и ВОПРОСЫ ГИГИЕНЫ ВОДОСНАБЖЕНИЯ и ПРОВЕДЕНИЕ МЕРОПРИЯТИЙ ПО ОЧИСТКЕ И ОБЕЗЗАРАЖИВАНИЮ ВОДЫ.

В подавляющем большинстве случаев водоснабжение организовывалось из колодцев, которые полностью обеззараживали гипохлоритом кальция, перманганатом калия, перекисью водорода, бисульфатом натрия и пантоцидом. После такой химической дезинфекции вода становилась не самой приятной на вкус. Решить проблему помогали «ароматизаторы» - виннокаменная и лимонная кислоты. Особую актуальность эта работа приобрела в связи с переходом нашей армии в наступление – немцы нередко оставляли колодцы в непригодном для их использования состоянии. А в условиях нехватки пресной воды был даже разработан целый алгоритм её опреснения в соответствии с вышедшей в 1942 году «Инструкцией по опреснению воды замораживанием».

Очистка водоисточников возлагалась на инженерно-санитарную и хозяйственную службы армии. Санитарная служба отвечала за качество воды, её эпидемиологическую и санитарную безопасность. Шахтные сельские колодцы подвергались санитарно-гигиеническому осмотру, опрашивалось население, а при отсутствии жителей, особенно сразу после освобождения временно оккупированных территорий, учитывалась возможность их сознательного загрязнения фашистами. Такие колодцы после очистки, ремонта и хлорирования помечали бирками «Вода для питья».

Остро стоял вопрос о предупреждении ОТМОРОЖЕНИЙ.

Война проходила в условиях трёх зимних сезонов. Люди, лишенные крова, жили в землянках, поэтому опасность отморожений была очень велика.

В вышедших в то время «Указаниях по профилактике и лечению отморожений в войсках» были изложены требования к устройству и отеплению палаток, шалашей, землянок, блиндажей. Отморожению прежде всего подвергались нижние конечности. В частности, на пальцы ног приходилось до 90% всех поражений от холода, на кисти и пальцы рук - 8,9%; уши, лицо, половые органы и другие участки тела отмораживались значительно реже (1,1%).

К общим мерам защиты от холода, рекомендованным войскам, относились: своевременное снабжение бойцов теплой одеждой, обеспечение их горячей пищей не менее двух раз в день, а также исправной, хорошо пригнанной по ноге обувью. Кроме того, проводилось обучение солдат правильному навертыванию портянок, уходу за обувью и использованию подручных средств для дополнительного утепления ног (вкладывание стелек из войлока, серого шинельного сукна, сена и соломы, бумажных прокладок между портянками) при автоперевозках и заступлении на пост.

Особенно велико было значение борьбы с потливостью ног, являвшейся важнейшим фактором предрасположения нижних конечностей к отморожению. Все средства лечения и профилактики потливости ног, начиная с закаливания кожи, регулярного мытья ног, и заканчивая присыпками, находили своё применение у бойцов во фронтовых условиях.

Элементами успешной профилактической работы на фронтах стали создание САНИТАРНО-ЭПИДЕМИОЛОГИЧЕСКИХ БАРЬЕРОВ, исключавших допуск инфицированных новобранцев в действующую армию (так называемые, ЗАПАСНЫЕ ПОЛКИ, в которых призывники находились в своеобразном карантине), а также САНИТАРНО-КОНТРОЛЬНЫЕ ПУНКТЫ на крупных транспортных узлах. На многих объектах санитарного контроля работали не просто врачи-эпидемиологи, а исследователи от медицины. Н.Н. Бурденко упоминал, что ни в одной армии мира не было столько ученых на фронтах. Так, в 1942 году, в течение шести месяцев, ученый-микробиолог Зинаида Виссарионовна Ермольева боролась со вспышкой холеры в осажденном Сталинграде. Позже она вспоминала: «Город готовился к обороне. Через него сотни тысяч бойцов проходили транзитом непосредственно к фронту, к излучине Дона, где развернулось невиданное по размаху сражение. Госпитали принимали ежедневно тысячи раненых. Из города, переполненного войсками и эвакуированным населением, беспрерывно отходили пароходы, эшелоны в Астрахань…».

Сложно себе и представить, к чему могло бы привести распространение холеры на фронте и в тылу. Остановить вспышку удалось только за счет поголовного фагирования противохолерным бактериофагом гражданских и практически полностью военнослужащих в Сталинграде. Зинаида Виссарионовна была удостоена за эту героическую работу ордена Ленина.

Вместе с военно-медицинской службой Красной Армии гигиенисты и эпидемиологи вернули в строй 72,3% всех раненых и порядка 90% больных. В абсолютных цифрах это более 17 миллионов человек!

Медицинские и санитарные службы потеряли на фронтах 210601 человека из личного состава, при этом 88,2% погибших служили на переднем крае. Но боевая работа для санитарно-эпидемиологической службы Красной Армии не закончилась в мае 1945 года – ещё в течение пяти лет специалистам службы пришлось устранять последствия войны. К примеру, вспышки малярии, бруцеллеза и сыпного тифа удалось ликвидировать только к 60-м годам.

Большое значение придавалось и ЛИЧНОЙ ГИГИЕНЕ. Она сводилась прежде всего к регулярному мытью в банях полевого типа со сменой и дезинфекцией белья и обмундирования. В советских войсках ГИГИЕНА И БЫТ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ в ходе боевых действий постоянно совершенствовались, что явилось существенным вкладом в копилку нашей Победы.

Солдатская служба — это тяжелый и изнурительный труд на грани человеческих возможностей. Поэтому наряду с опасностью боя важнейшим фактором войны, влиявшим на сознание её участников, являлись ОСОБЫЕ УСЛОВИЯ ФРОНТОВОГО БЫТА.

«Кормить вшей на фронте» - эту расхожую фразу слышал, наверное, каждый. Судя по архивным документам, масштаб распространения педикулёза в войсках достигал катастрофических размеров. У 96 бойцов из 100 были вши. Так что советский солдат с самого начала войны сражался на два фронта: с армией фашистов и с армией насекомых. Основу армии паразитов составляли, так называемые, ПЛАТЯНЫЕ ВШИ, которые помимо крупных размеров, являлись ещё и переносчиками ряда инфекционных заболеваний. Противостоять этой напасти в самом начале войны военные медики в полной мере не могли: не было ни средств, ни опыта, ни ресурсов. Плюс еще в годы войны резко снизилось качество прекратились поставки соды для стирки.

В Ставке поток донесений об этой ситуации вызвал озабоченность, и в бой были брошены кадры Научно-исследовательского испытательного института Красной Армии (НИИСИ КА). Научный поиск принёс первые практические результаты уже к концу 1941 года: на вооружение Красной Армии стали поступать специальные банно-прачечные и дезинфекционные поезда (БПДП), в которых за час могли пройти обработку до сотни бойцов. Состояли такие поезда из 14-18 вагонов: раздевалок, формалиновых камер, душевых, прачечных и сушилок. Паровоз же обеспечивал паром и горячей водой весь этот банно-прачечный комбинат.

К концу 1942 года в Красной Армии было уже более сотни таких поездов. Действовали они далеко от передовой и обрабатывали в основном прибывающее в действующую армию пополнение, либо бойцов частей, отводимых для пополнения или переформирования. Ближе к фронту с паразитами боролись бойцы ОДР (обмывочно-дезинфекционных рот). К 1943 году в Красной Армии насчитывалось 103 таких роты. В своем арсенале борцы со вшивостью имели подвижные дезинсекторные камеры и автодуши.

Стиркой формы занимались полевые прачечные отряды (ППО) и прачечно-дезинфекционные отряды (ПДО), которые вытравливали вшей целым набором химикатов.

Насекомых травили скипидаром, ДДТ и жгли огнём. Главным средством борьбы с насекомыми стали «синтетические инсектициды», которыми обрабатывались бойцы и их обмундирование. Поначалу это были бисэтилксантоген, на основе которого изготавливались «мыло К» и «препарат К-3», хлорированный скипидар (СК) и его мыльный вариант СК-9, пиретол, анабазинсульфат и прочие средства.
К 1944 году эти препараты использовать перестали. Им на смену пришёл революционный по тем временам ДДТ (в народе – «дуст»). В пропитанном им белье паразиты не приживались вообще. О том, насколько серьёзную опасность этот препарат представлял для организма человека, учёные узнали лишь спустя 30 лет после войны. Понятно, что в силу разных причин невозможно было обработать каждого воина Красной Армии. И тогда солдаты пользовались народными методами борьбы со вшами. Например, прожариванием. Завшивленные гимнастерки и телогрейки складывались в металлическую бочку, накрывались сверху крышкой и жарились на костре. Зачастую вместе со вшами погибало и само обмундирование.

Большой популярностью пользовались частые гребешки, которые приходили на фронт в основном по линии гуманитарной помощи от населения. Вшей попросту вычёсывали. Как рассказывают фронтовики, почти все стриглись «под ноль» и даже сбривали брови, старались не носить полушубки и прочие «вшивники», предпочитая ватники.

К концу войны проблема педикулёза в армии начала сходить на нет. Одной из причин стала нормализация банно-прачечного обслуживания войск. Так, если за 1942 год солдаты помылись в бане 106636000 раз, то в 1944 году почти в 3 раза больше – 272556000 раз. В 1942 году тыловыми подразделениями было продезинфицировано 73244000 комплектов обмундирования, а в 1944 году – уже 167,6 млн. комплектов.

Вши были не только проблемой Красной Армии, но и частей вермахта. Судя по опубликованным воспоминаниям немецких солдат и офицеров, впервые с паразитами они столкнулись в начале зимы 1941 года, когда, спасаясь от холодов, были вынуждены утепляться чем под руку попадётся, создавая тем самым благодатную среду для обитания вшей.

Ещё одним бичом окопов была ЧЕСОТКА. Чесотка – заразное кожное заболевание, вызываемое паразитом – чесоточным клещом. Заболевший чесоткой человек ощущает по всему телу резкий, усиливающийся по ночам кожный зуд, сопровождающийся высыпаниями мелких пузырьков и волдырей.

Во время войны лечение больных состояло в применении различных мазей, распространен был и метод Демьяновича, согласно которому донага раздетые больные втирали в тело раствор гипосульфита, а затем соляную кислоту. После лечения больной мог в течение 3-5 дней ощущать зуд как реакцию на убитых клещей. При этом многие бойцы за войну успевали переболеть педикулезом и чесоткой - десятки раз.

Вообще мытьё в бане и прохождение санитарной обработки бойцы могли осуществлять, лишь находясь во втором эшелоне, то есть, не принимая непосредственного участия в боях.

Летом бойцы могли купаться в реках, ручьях, собирать дождевую воду. Зимой же приходилось искать уже готовую баню, сооруженную местным населением, или построить самим временную.

В тех местах, где баню построить было проблемно, на выручку приходило ещё одно изобретение НИИСИ КА – автобаня. Это был, собственно говоря, грузовик с герметичным кузовом, в который были вмонтированы печь и бак с водой. Там, где не было дров, печка могла работать на солярке.

Налаженный фронтовой быт однозначно являлся одним из факторов высокой боеспособности личного состава Красной Армии. Бойцы и офицеры жили в таких условиях, когда самые необходимые для обеспечения их жизнедеятельности вещи, такие, как питание, мытьё в бане и санитарная обработка, денежное довольствие и свободное от службы время становились практически единственными доступными удовольствиями. А так как они зачастую отсутствовали, то их наличие превращалось в самодостаточный комплекс «радостей жизни». А ведь надо ещё было и воевать…

И тем не менее, со вшами боролись, чинились обувь и обмундирование, паялись котелки, точились бритвы. Это была целая армия тех людей, которые помогали преодолевать бытовые трудности военной жизни.

Отпуска в Красной Армии были большой редкостью и одной из высочайших наград. Так что просто оказаться вдали от передовой, после бани, в чистом белье и обмундировании – это уже было неплохо. Это реально помогало...

Гигиенисты в армии работали в тесном контакте с эпидемиологической службой. В основном, он включал в себя совместное проведение санитарно-эпидемиологической разведки, профилактику инфекционных заболеваний, особенно сыпного и брюшного тифов, дизентерии, а в условиях Западного фронта – туляремии.

В трудные годы войны четко координировалось проведение санитарно-гигиенических, противоэпидемических, а также лечебно-профилактических мероприятий в действующей армии и тылу, особенно среди населения, занятого на работах оборонного значения, и освобожденных из концлагерей.

Известно, что в лагерях смерти фашисты умышленно распространяли эпидемию сыпного тифа, с целью заражения наступающих войск, поэтому все мероприятия медицинской службы в освобожденных лагерях смерти были направлены на ликвидацию последствий бактериологической диверсии. Среди освобожденных из концлагерей было выявлено 1599 больных инфекционными заболеваниями, из которых у 1326 был обнаружен сыпной тиф.

Условия проведения оздоровительных мероприятий были чрезвычайно трудными. Этому способствовали большая скученность населения, постоянная миграция неблагополучных в отношении сыпного тифа больных, связанные с перемещением края боевых действий. Органов здравоохранения в освобожденных районах ещё не было. Отсутствовали больницы и амбулаторная сеть. В феврале 1944 не было ни одного населенного пункта в полосе действий армии, не имевшего очагов сыпного тифа, а многие населенные пункты имели по 15 и более очагов.

Большая противоэпидемическая работа среди местного населения не могла быть осуществлена только средствами противоэпидемических учреждений армии. В неё была включена врачебно-госпитальная база армии, в обязанность которой входило проведение необходимых мероприятий в радиусе 3-5 километров от расположения госпиталей. По мере восстановления на освобожденной территории органов советской власти: райисполкомов, сельсоветов, гор- и райздравотделов, с ними устанавливалась тесная связь и координировались проводимые противоэпидемические мероприятия. Были организованы Чрезвычайные Комиссии по борьбе с сыпным тифом. При сельсоветах создавались специальные «тройки», а в каждом населенном пункте были санитарные уполномоченные.

Чтобы добиться быстрейшей ликвидации заболеваемости сыпным тифом среди освобожденных из концлагерей и местного населения в полосе действия армии и не допустить вспышек заболевания сыпным тифом в войсках, были проведены сотни тысяч дезобработок и помывок местного населения. Для санитарной обработки освобожденного из лагерей смерти населения, были выделены БАННЫЕ ОТРЯДЫ.

В целях ограждения войск от заражения при контактах с местным населением, была установлена КАРАНТИННАЯ ПОЛОСА, в населенных пунктах которой был установлен 15-дневный карантин. В населенных пунктах карантинной полосы была сосредоточена значительная часть освобожденных из лагерей смерти, бывших в контакте с заболевшими. Здесь за ними наблюдали врачи и осуществляли их подготовку для дальнейшей эвакуации. Больные из числа освобожденных из концлагерей были госпитализированы в специально выделенные для этой цели армейские госпитали, которые использовались для инфекционных больных.

Военный Совет армии помимо организации медицинской помощи населению оказывал ему и материальную помощь, обеспечивая его продовольствием и транспортом. Были организованы госпитальные пункты- специально развернутые для обеспечения людей питанием. Несмотря на крайне тяжелые дорожные условия в период весенней распутицы, организовывалась эвакуация населения и подвоз продовольствия.

Трудная задача спасения наших людей легла на плечи Красной Армии: проведение дезинфекционных мероприятий на транспорте, очистка полей сражения, проверка качества воды и, в случае обнаружения её отравления, организация водоснабжения (очистка, дезинфекционные мероприятия), устройство укрытий для местных жителей, оставшихся без крова, профилактика отморожений и др. Кроме того, солдаты Красной Армии должны были быть обучены врачами(фельдшерами) - гигиенистами умению спасать себя и местных жителей от болезней.

Армейские и фронтовые гигиенисты Красной Армии принимали деятельное участие в очистке полей битв и захоронении трупов воинов, погибших в бою. А при отступлении немецко-фашистских войск проводили захоронения трупов вражеских солдат и офицеров. Опыт войн показывает, что оправдавшим себя на практике методом рациональной очистки полей сражения, является почвенное обеззараживание трупов людей и животных, а также других санитарно-опасных объектов, а также удаление и обеззараживание нечистот и другие мероприятия по дезинфекции, дезинсекции и дератизации в населенных пунктах, на железнодорожном, автомобильном и водном транспорте. Все эти мероприятия способствовали повышению боеспособности Красной Армии, сохранению здоровья мирных жителей, повышению их работоспособности на оборонных объектах, сохранению жизней стариков и детей, а также реабилитации освобожденных узников концлагерей, обеспечивая тем самым победу над врагом.

Писателю-фронтовику Константину Симонову принадлежат такие слова: «Война не есть сплошная опасность, ожидание смерти и мысли о ней. Если бы это было так, то ни один человек не выдержал бы тяжести её… Война есть совокупность смертельной опасности, постоянной возможности быть убитым, случайности и всех особенностей и деталей повседневного быта, которые всегда присутствуют в нашей жизни… Человек на фронте занят бесконечным количеством дел, о которых ему постоянно нужно думать и из-за которых он совершенно не успевает думать о своей безопасности…». Именно бытовые повседневные дела, на которые всё время приходилось отвлекаться, помогали солдатам преодолевать страх, придавали бойцам психологическую устойчивость.

Эта тяжелая, кровопролитная война потребовала предельного напряжения сил, мобилизации всех материальных ресурсов и возможностей нашего народа, поднявшегося на защиту своего Отечества. В великом подвиге советского народа в годы войны достойное место занял беззаветный и благородный труд армии медицинских работников страны, в том числе, большого отряда санитарных врачей, эпидемиологов, благодаря деятельности которых обеспечивалось санитарно-эпидемиологическое благополучие в армии и в тылу.