Из истории грудного вскармливания в России


(по материалам санитарно-просветительных плакатов, выпущенных в 1920-1960 годах).

Во все времена кормление грудью способствовало выживанию младенцев и их крепкому здоровью. Русские богатыри, обладавшие недюжинной силой, огромным ростом, способностью съедать в один присест по десять блюд и голосом рушить стекла в окнах, имели легендарную славу вплоть до самой революции – «Русские женщины вскармливают богатырей».

Разумеется, крестьянки кормили своих детей самостоятельно. Из-за необходимости работать вне дома, кормление грудью было затруднено. Новорожденного ребенка укутывали в пеленки, клали в колыбель со специально прорезанным отверстием для стока, вставляли ему в рот коровий рог с отрезанным концом, куда был набит смоченный сладкой водой ржаной хлеб, и уходили работать на весь день до вечера. При этом мыть рожок для новой порции жевок считалось необязательным. Подобные традиции порождали в дореволюционной России огромную младенческую смертность, особенно детей до 1 года. В некоторых местностях России из тысячи родившихся доживали до 1 года менее половины.

К детской смертности относились фаталистически: если суждено ребенку выжить, так выживет. А не суждено, так и ничего не поделаешь. Отголоски этого фаталистического подхода мы видим и сегодня в очень распространенном убеждении: если будет молоко, буду кормить, а не будет, так и ничего не поделаешь.

В высших сословиях в дореволюционной России кормление грудью не было распространено, считалось хорошим тоном отдавать ребенка кормилице, и «грудная горячка» из-за перетягивания груди вскоре после родов унесла немало жизней дам из высшего света. Множеством исследований было доказано, что перетягивание груди означало высокий риск возникновения мастита, что в отсутствие антибиотиков было в прямом смысле убийственной практикой. Тем не менее, подобная модель прекращения ненужной лактации остается популярной до сих пор, передаваясь из поколения в поколение…

Царская Россия во многом повторила европейский путь развития грудного вскармливания.

Худосочная барышня в корсете, отдающая ребенка кормилице, – это образ городского быта, более характерный для Петербурга, чем для Москвы и других городов.

Дворянки, жившие в провинциальных усадьбах, гораздо реже пользовались услугами кормилиц, поскольку их окружение не требовало столь строгого соответствия модным нормам внешнего вида и поведения. Длительный период грудного вскармливания малышей также был характерным для России: обычно он составлял 3-4 года. Так, к примеру, около 4 лет кормили грудью маленького графа Левушку Толстого.

Интересна история вскармливания отпрысков царского рода.

Екатерина II

Мы встречаем в истории сведения о том, что юная Екатерина II страдала от того, что была лишена возможности самостоятельно кормить новорожденного Павла, которого императрица отняла у нее сразу после рождения. Екатерина считала, что это отлучение от матери послужило причиной нелюбви к ней сына.

Передача царских детей кормилице вскоре стала нормой: сложилась даже традиция приглашать для этой цели крестьянок из определенной деревни Ярославской губернии.

Архивы сохранили до нас фотографию здоровой улыбающейся кормилицы царских детей – в нарядном расшитом русском костюме и кокошнике. Цари из династии Романовых благодарно относились к своим кормилицам, или «мамкам».

По окончании двухлетней службы при наследнике их щедро награждали, давая новый дом, памятную драгоценную брошь, одежду и деньги.

Фото. Кормилица

Трогательно любил свою старенькую «мамку» Император Александр III, обладавший внушительным ростом и крепким богатырским телосложением. Она непременно проводила с ним деревенский обряд «от сглаза»: наливала в стакан воду, кидала туда уголек, что-то шептала и заставляла выпить. «Эх, кабы жива была старая, дала бы выпить с уголька», – вспоминал он.

Александр III

Традицию «мамок» в царской семье прекратила императрица Александра Федоровна Романова, вскормившая всех пятерых детей самостоятельно. Это потребовало от неё немало усилий и наряду с трудными беременностями практически изолировало её от светской жизни и зимних балов. Двор был недоволен императрицей, которая, по их мнению, была «не царица, а только мать».

Фото. Александра Федоровна Романова

Революция в России и «освобождение женщины» положили конец грудному кормлению: мать принадлежала отныне не детям, а строящемуся государству.

Оказалось, что все то, что рекомендуют сейчас кормящим мамам, давным-давно знали наши прабабушки. Об этом свидетельствуют толковые рекомендации по грудному вскармливанию, отображенные в санитарно-просветительных плакатах 20-40 годов прошлого века.

Многие современные полезные советы – это давно забытые нормы кормления грудью в довоенной России.

Фото. Плакат 1927 года

«Подводными камнями», мешавшими ребенку выплыть на широкую жизненную дорогу, в плакате названы: плохой уход, грязное содержание, темная комната, душный спертый воздух, кормление коровьим молоком, жеваная соска и ранний (до 6 месяцев) прикорм кашей.

Для многомиллионного крестьянства издавались реалистичные по своему рисунку плакаты с лаконичными лозунгами.

Фото. Плакат

«Матери, не подкидывайте детей! Идите в Советы социальной помощи – там вам помогут».

Фото. Плакат 1923 года

«Мы требуем груди матери!».

Фото. Плакат о суровой правде жизни.

«Соски-жвачки погубили больше крестьянских детей, чем пули солдат».

Жвачки в данном случае – это тряпки для сосания с жеваным хлебом, которые во многих областях России давали детям, когда мать уходила на работу.

Фото. Плакат 1940 года

«Наши дети не должны болеть поносами!».

С информацией, размещенной на данном плакате, согласится любой современный специалист по грудному вскармливанию:

– кормите ребенка до 6 месяцев только грудным молоком;

– с шести месяцев начинайте прикорм (по указанию врача);

– не отнимайте ребенка от груди летом;

– летом одевайте ребенка в легкую одежду;

– тщательно мойте посуду и игрушки ребенка, а также свои руки;

– защитите ребенка и его пищу от мух;

– аккуратно посещайте детскую консультацию.

Фото. Плакат

«Молоко матери – лучшая пища для грудного ребенка».

«Кормите ребенка грудью».

Фото. Плакат

«Кормите ребенка грудью».

– кормите ребенка грудью;

– не отнимайте его от груди летом;

– прикорм давайте только с разрешения врача;

– держите пищу ребенка на холоде; защищайте её от мух;

– при появлении у ребенка поноса или рвоты, прекратите кормление. Покажите ребенка врачу.

Фото. Плакат

«Не свивайте детей свивальниками и не надевайте чепчика».

«Свивание вызывает разные болезни кожи и мешает ребенку расти свободно и развиваться».

«Чепчик способствует образованию корочек на голове».

     

Фото. Плакаты

«О пользе грудного вскармливания в масштабах страны».

«Отчего в России умирает так много грудных детей?».

– Вследствие раннего прикорма кашей и жеваной соской.

«Что спасает Россию от массового вымирания детей?».

«Молока и сердца матери ничем заменить нельзя».

Фото. Плакат

«Зачем ты пьешь мое молоко? Разве твоя мать не кормит тебя грудью?».

Борьба с детской смертностью, особенно среди крестьянства, где по отношению к очередному новорожденному традиционно существовали понятия «жилец» и «не жилец», велась всеми возможными пропагандистскими способами.

Среди плакатов тех лет выделяется плакат С. Ягужинского , пропагандирующий женские консультации – новую форму медицинского обслуживания молодых матерей, с характерным лозунгом: «Дети не должны умирать!».

Фото. Плакат 1925 года

«Дети не должны умирать!».

Фото. Плакат

«Крестьянки, организуйте кассы взаимопомощи матерей!».

В середине 30-х годов в стране возник демографический кризис, связанный с падением рождаемости в результате активного вовлечения женщин в трудовую деятельность. После отмены карточной системы были приняты меры по расширению сети женских консультаций и законодательно запрещены ранее разрешенные аборты (в 1936 году). Главной задачей стала пропаганда увеличения численности детей в семье и медицинский всеобуч.

В годы Первой пятилетки, когда была окончательно ликвидирована женская безработица и женщины стали постоянным источником притока рабочей силы (в годы Второй пятилетки численность рабочих в стране росла ежегодно только за счет приема женщин на работу), государство практически целиком взяло на себя функцию воспитания детей. Социальная сфера была напрямую связана с производством. Считалось, что организация быта в городе и на селе полностью освободит женщину от семейных забот и позволит ей целиком отдать себя строительству социализма.

Фото. Плакат 1928 года

«Ясли и родильную помощь – работнице и крестьянке».

Фото. Плакат 1930 года

«Тракторы и ясли – двигатели новой деревни! Не забывайте о родильной помощи и консультациях в колхозах и совхозах».

Фото. Плакат

«За радостное цветущее детство!».

«За счастливую, крепкую семью!».

В 1944 году в стране было принято новое законодательство о семье, учреждены правительственные награды для многодетных матерей, введен налог на бездетность. Тема материнства получила в плакате официальный политический статус. На плакате Н. Ватолиной «Слава матери-героине!» (1944 год) образ женщины, окруженной детьми, приобрел монументальность и торжественность. Именно такими страна хотела видеть всех советских женщин.

Фото. Плакат

«Слава матери-героине!».

В начале 60-х годов значительное внимание уделялось пропаганде материнства в санитарно-просветительном плакате. Это плакаты: «Один ребенок – хорошо…» (В. Степанова), «А я хотела сделать аборт…» (А. Доброва), «Грудному ребенку место в яслях, а не в тундре» (В. Тедерса).

Фото. Плакат

«Один ребенок – хорошо…».

Фото. Плакат

«А я хотела сделать аборт…».

Фото. Плакат

«Грудному ребенку место в яслях, а не в тундре».

Большое внимание в плакатах уделялось вопросам гигиены новорожденного. Например, в плакатах Н. Ватолиной, – «Чистота – главное в уходе за новорожденным», «У новорожденного должна быть чистая, отдельная постель», «Купать ребенка надо в специальной ванночке или корыте», «Белье новорожденного после стирки надо прокипятить. Гладить необходимо с обеих сторон. Хранить его следует отдельно от белья взрослых и других детей».

Данные советы перекликаются с рекомендациями «О стирке пеленок» и «Оберегайте ребенка от заболевания поносом» на грампластинках, выпущенных в 1941 году экспериментальной серией Институтом санитарного просвещения Наркомздрава СССР с текстами, озвученными Ю.Б. Левитаном.

   

Фото. Пластинки Института санитарного просвещения Наркомздрава СССР

Фото. Плакат 1958 года

«Чистота – главное в уходе за новорожденным».

Матери, которые продолжают кормить грудью своих малышей старше года, нередко слышат от старших родственниц: «Вот придумывают какие-то новомодные веяния! В наши времена все было не так…». В их времена действительно было не так. Но если поинтересоваться историей вопроса, то мы увидим все ту же традицию «долгокормления». А небольших и отдаленных сел послевоенная тенденция отлучения от груди в год и вовсе не коснулась…

Обычно для кормления грудью использовался принцип трех длинных постов – то есть мать кормила два Больших поста и один Успенский, либо два Успенских и один Большой, в среднем от полутора до двух лет. В летнее время, когда детская смертность становилась особенно высокой из-за кишечных инфекций, от груди не отнимали даже подросшего ребенка.

Очень интересное открытие сделала в 2012 году международная исследовательская группа, внимательно изучившая редкостную находку – коренной зуб неандертальского малыша. Группа исследователей – дантистов предположила, что особенности питания, в том числе кормления грудью, можно достаточно точно определить в зависимости от уровней накопления бария в ткани зубов, определяемых лазерным сканированием. Проверка на зубах современных младенцев эту гипотезу подтвердила, после чего ученые взялись за сканирование зуба младенца стотысячелетней давности, найденного в пещере в Бельгии. Выяснилось, что примерно семь месяцев древний малыш находился исключительно на грудном вскармливании, затем ему был введен какой-то прикорм, но кормление грудью продолжалось. Закончилось оно в возрасте около 1,2 года – это было резкое отлучение, а умер этот ребенок в возрасте около восьми лет. Конечно, сейчас невозможно сказать, по какой причине было прекращено кормление – была ли это культурная традиция, или дело было в смерти или беременности матери ребенка; к более точным выводам можно будет прийти после сканирования других зубов неандертальцев, если они окажутся достаточно сохранными и доступными для изучения.

В 20-х годах одним из значительных популярных изданий стала книга «Книга матери» (как вырастить здорового и крепкого ребенка и сохранить своё здоровье), целью которой было стать школой матерей для тысяч и тысяч женщин. Беременность и уход за ребенком рассматривались в ней как своего рода работа, производительная деятельность на благо советского общества Главной её мыслью было то, что младенческая смертность преодолима при соблюдении простых правил – кормление грудью минимум до года, свободное пеленание, доступ свежего воздуха, чистота тела и окружения малыша.

В популярной брошюре «Азбука матери» писалось: «Корми, пока ребенок не наестся, насосётся и заснет, а заснул, тихонько отними от груди и положи в корзинку». Увы, даже активное просвещение матерей не могло быстро изменить взгляды, складывавшиеся столетиями. Новую информацию мало кто воспринимал охотно, большинство женщин считало – то, что подходило их матерям и бабкам, будет подходить им самим.

Точно также и сегодня очень часто приходится слышать: «Мы сами росли и детей своих вырастили на смесях или коровьем молоке, и все у нас хорошо, нам не нужны эти новомодные веяния». На самом деле нынешние новомодные веяния в прямом смысле слова представляют собой хорошо забытое старое.

Когда мать кормит ребенка из бутылки, приучает засыпать самостоятельно с младенчества, отдает в ясли, не обращая внимание на крики и слезы, она игнорирует здоровые потребности новорожденного и маленького ребенка в угоду постиндустриальному технологическому обществу, во главе угла которого стоит удовлетворение потребностей материальных, стимулирующих развитие технологий, конкуренции, жажду получения прибыли. А от грудного молока какая прибыль? Может не стоит высокомерно относиться к нецивилизованным обществам (например, индейцам Амазонии), которые воспитывают детей с низким уровнем агрессии, ненависти, конкуренции. В этих обществах постоянно присутствует близость матери и ребенка. А если к этому добавить тот факт, что отсутствие подобной близости является частой причиной различных отклонений в развитии детей (что признала медицина), то уже не остается сомнений в том, что в развитии ребенка немалую роль играет опыт его рождения и вид вскармливания. Сейчас семья редко имеет более двух детей, дети стали более ценны, и мало что мешает (мы живем в более спокойное время, имеем возможность уйти в отпуск по уходу за ребенком) матери быть близкой с ребенком в первые годы, когда закладывается его физическое и психическое здоровье. В процессе грудного вскармливания формируется целый комплекс тончайших психофизиологических контактов между матерью и ребенком, которые могут остаться пожизненной основой внутрисемейных отношений. Кормление грудью дает ребенку ощущение благополучия и навсегда запечатлевается на его психике. Есть мнение, что дети, длительно (до 1 года и более) находившееся на грудном вскармливании, растут более защищенными и приспособленными к жизни, они реже отличаются агрессивностью, более спокойны и равнодушны. Однако, тем не менее, миф о доступности искусственного вскармливания и его равноценности грудному ещё очень живуч, и многие наши мамы и бабушки поддерживают его, не имея опыта успешного кормления. В то же время в результате неблагополучной экологической обстановки количество здоровых детей, увы, неуклонно сокращается. Применение искусственных смесей для их вскармливания – дополнительный фактор ухудшения здоровья. Надо понять, что стоит осознанно относиться к выбору типа вскармливания своего ребенка.

В последние годы в мире изменился подход к вопросам грудного вскармливания, психологии новорожденного. Многие утерянные знания и навыки восстанавливаются, в ходе научных исследований обнаруживаются новые данные о положительном влиянии материнского молока на организм малыша.

Теперь есть возможность дать малышам то, что не могли сделать предыдущие поколения женщин – вскормить своего малыша молоком, ему предназначенным природой.