Об «институте» кормилиц в дореволюционной России

К ВСЕМИРНОЙ НЕДЕЛЕ В ПОДДЕРЖКУ ГРУДНОГО ВСКАРМЛИВАНИЯ

(1-7 августа 2020 года)

Среди высших сословий в дореволюционной России не было принято самостоятельно кормить своих детей грудным молоком. Это считалось неприемлемым. Зачастую женщины в этом вопросе подвергались сильному давлению со стороны общества.

Например, когда жена великого князя Александра Николаевича, Мария Александровна, родив в 1842 году дочь Александру, захотела самостоятельно кормить малышку, император Николай I категорически запретил ей делать это.

А когда великая княгиня Мария Павловна, жена великого князя Владимира Александровича, в связи с появлением сына Александра в 1875 году, первой стала кормить своего ребенка, это было встречено в благородном обществе с недоумением. Но так было не всегда.

На самом деле, вплоть до конца ХVIII века жены императоров (и царей) своих малышей вскармливали самостоятельно. Последней императрицей, кормившей своих детей, была Екатерина I.

То есть получается, что до начала ХVIII века высокородные дамы своих детей ещё кормили сами, а потом окончательно перестали. Чем это можно объяснить?

Одной из причин отказа от личного вскармливания якобы могло быть то, что период лактации снижал возможность забеременеть (из-за так называемого эффекта физиологической контрацепции), а ведь родовитым матерям надо было, пока ещё молоды и здоровы, родить как можно больше детей (а лучше – сыновей). В высоком обществе младенцы тоже не всегда выживали, поэтому желательно было рожать чаще. Таким образом, отказ от грудного вскармливания был способом естественного стимулирования рождаемости у родовитых особ.

Что касается судьбы крестьянок, то видеться со своими детьми они могли не всегда. Зачастую мать забирали у младенца. И конечно, матери не всегда воспринимали это спокойно.

Из дневника фрейлины императрицы А.А. Вырубовой о поиске кормилицы для Алексея Николаевича: «Когда маленькому должны были дать мамушку, то я помню, как все измучились. Первая кормилица побыла три дня и заболела (доктор признал нервное потрясение, вызванное страхом, что не угодит). Вторая тоже: побыла пять дней – у неё оказалось мало молока (у неё был первый ребенок, и она по нему тосковала и от того уменьшилось молоко), третья – кое-как приспособилась…»

ПО КАКИМ КРИТЕРИЯМ ОТБИРАЛИ КРЕСТЬЯНОК ДЛЯ ЭТОЙ ЦЕЛИ?

Идеальной кормилицей для высокородных детей была женщина 20-35 лет, родившая 6-7 недель назад (считалось, что в этот период молоко было лучшего качества). Обращали внимание на чистую кожу, хороший цвет лица и красивые зубы. Десны должны были быть розовыми, без признаков заболеваний, а белые и крепкие зубы всегда считались признаком хорошего здоровья. Отдельно отмечалось, что кормилица должна была обладать веселым характером и желательно «развитыми умственными способностями». А поскольку кормилица часто пересекалась с матерью ребенка, её показывали гостям и родственникам, то кормилица должна была быть ещё обязательно красивой.

Конечно, не всегда это были именно крестьянки. Например, если говорить о самых «верхах», то есть царской императорской фамилии, то состав кормилиц менялся. Если в ХVIIVIII веках кормилицами становились супруги с известными фамилиями, в ХVIII веке – это могли быть жены дворцовых служителей, то в ХIХ веке кормилицами высокородных детей становились исключительно крестьянки. А менее родовитых детей вскармливали, конечно же, крестьянки, которые должны были непременно иметь привлекательную внешность.

Инженер Андреев, его жена, старшая дочь, горничная и кормилица с сыном на руках. 1890-е годы

Причем красивой у неё должна быть не только внешность, но и наряд. Была даже специальная «униформа» кормилиц. Все кормилицы выглядели типично – в сарафане и кокошнике. Часто ещё и с обильными украшениями. Вероятно, это было признаком определенного статуса родителей ребенка: у кого кормилица роскошней одета, тот круче, и вообще, лучше заботится своём ребенке.

Кормилица с украшениями

Хотя кормилица могла быть и без украшений, но обязательно в стилизованном русском наряде. Вероятно, это делали для того, чтобы её нельзя было перепутать с матерью ребенка.

Кормилица в русском наряде без украшений

Наверное, те наши современники, кто не знаком с особенностями нарядов кормилиц, могут подумать, глядя на эти фотографии, вот мол, смотрите, какие роскошные раньше крестьянки были. Но это всё, конечно, не так однозначно. Роскошными они были только благодаря своему здоровью и красоте. И тому, что богатые и родовитые люди хотели видеть при себе ещё и нарядную «куклу».

КАК БЫЛ ОБУСТРОЕН БЫТ КОРМИЛИЦ?

В первые годы при младенце КОРМИЛИЦА находилась неотлучно. В большинстве случаев для младенца кормилица становилась роднее матери, ведь малыш проводил с ней большую часть времени. Грудью обычно кормили два-три года, а после окончания периода кормления ребенка передавали на попечение педагогам и прочим «воспитателям».

Нередко бывало, что у знатного отпрыска было несколько кормилиц, порой их число достигало четырех. Но позволить себе такую роскошь могли только царские семьи. Нередко случалось, что подросшие дети забирали кормилиц к себе, на постоянное проживание, чтобы обеспечить им достойную старость.

Крестьянки считали эту работу очень престижной, ведь всего-то нужно было следить за младенцем, заменяя ему мать – кормить, мыть, ухаживать и следить за его здоровьем. Для женщин, у которых в доме было «семеро по лавкам», плюс домашнее хозяйство и тяжелая работа в поле, жизнь в барском доме казалась раем.

Несмотря на то, что нередко встречались недобросовестные кормилицы, которые могли дать ребенку водки, чтобы он лучше спал, «закрутить роман» с кучером и скрывать, что у неё пропало молоко, встречались и те, кто искренне привязывался к ребенку.

Именно через кормилицу ребенок узнавал русскую речь, народные обычаи и традиции. Няня Александра Сергеевича Пушкина, Арина Родионовна, была кормилицей сестры поэта и являлась ярким примером того, как в семьях было принято относиться к тем, кому доверяли собственное потомство. У многих русских классиков в их произведениях встречается образ «мамушки» (так называли кормилиц, подчеркивая их особое положение).

КАК ОПЛАЧИВАЛАСЬ РАБОТА КОРМИЛИЦ?

Во времена крепостничества ни о какой оплате труда кормилиц речь не шла. А вот в более поздние времена, когда крестьяне стали свободнее, работа кормилиц должна была оплачиваться.

Если кормилицу забирали в период страды, то семейству выплачивалось пособие для найма работницы. Претендентки на роль кормилиц, не прошедшие отбор, также поощрялись наградой её величества.

После увольнения кормилица получала единовременную выплату. Сумма могла достигать 860 рублей. Для сравнения годовая зарплата управляющего удельной конторы Департамента уделов составляла 1000 рублей. Таким образом, выплата кормилице почти равнялась годовой заработной плате госслужащего. Это были огромные деньги для крестьянских семей.

Бывшая кормилица имела право на пожизненную пенсию. Пенсионное обеспечение первой четверти Х1Х века не было обязанностью государства. Далеко не все служащие имели на это право.

Каждой из кормилиц по традиции собирали весьма солидное «приданое». Кроме этого кормилицы получали денежные подарки к тезоименинству, Рождеству, Пасхе и по другим случаям.

КАКИЕ ПРИВИЛЕГИИ БЫЛИ У КОРМИЛИЦ?

Женщины, кормящие своим грудным молоком, находились в привилегированном положении: к ним относились мягче, баловали их и хорошо кормили. Особенная привилегия - им полагались сладости, потому что считалось, что это способствует увеличению выработки молока. На праздник или по случаю каких-либо важных событий, кормилице дарили подарки, как и другим членам семьи. Для крестьянских девушек это было очень почетно, к тому же и проживали они в барском доме, где нередко и оставались уже в другом качестве для продолжения работы, связанной с ребенком и уходом за ним.

Крестьянка получала особый статус «бывшей кормилицы члена императорской фамилии», который оставался с ней пожизненно. Особый статус носил и один из её детей, который становился «молочным братом или сестрой». На этом основании они получали различные денежные пожалования. Иногда получалось, что сразу несколько детей кормилицы могли стать молочными родственниками члену императорской фамилии, причем не номинально, а с последующим общением. Например. Отношения с молочными родственниками у Николая I продолжались и после смерти кормилицы, вплоть до 1853 года (57 лет). Дружба с императором была весьма неплохим пропуском в жизнь.

Бывшие кормилицы имели приоритетное право в решении ходатайств, поданных на высочайшее имя, а также просьб. Они удовлетворялись почти всегда, даже если это делалось в нарушение установленных правил. Кормилицам оказывалась помощь в строительстве дома.

Да и в целом, это было событием для крестьянки. Например, кормилицу цесаревича Алексея Николаевича Дарью Иванову в 1904 году выбрали их восемнадцати молодых кормящих женщин. И потом, по воспоминаниям односельчан, те несколько месяцев, которые она кормила цесаревича, так и остались для неё главным событием в жизни.

ГДЕ НАХОДИЛИСЬ СОБСТВЕННЫЕ ДЕТИ КОРМИЛИЦЫ?

Нередко кормилицы оставляли своих детей в ужасных условиях, чтобы кормить барчука.

Кормилицы практически не имели возможности общаться со своими детьми. Чаще всего речь шла о том, чтобы отлучить мать от ребенка на продолжительный период, а уж выживет ли он без материнского молока и заботы, – было не так важно. Чаще всего ребенок кормилицы оставался на воспитании у родственников, реже отдавался в специальные воспитательные дома, но там была очень высокая смертность младенцев.

Если ребенок кормилицы оставался дома, то речь не шла, как правило, о том, что мать могла навещать его. Это бы означало, что женщина будет находиться в крестьянской избе. А она никогда не отличалась чистотой, и кормилица могла принести заразу именитому отпрыску. По той же причине кормилиц не выпускали на улицу и не разрешали общение с посторонними людьми из-за боязни занести инфекцию высокородному младенцу.

Работа кормилицы считалась очень почетной. Чаще всего у кормилиц были свои кормилицы-родственники, соседи, которые имели такую возможность подкармливать её малыша. Тогда это было крайне распространено и в том, чтобы кормить чужого ребенка, не было ничего удивительного. Нередко оставленный кормилицей ребенок погибал.

Ближе к концу ХIХ века правила начали смягчаться и появилось больше возможностей решать вопросы индивидуально. Известны случаи, когда при дворе проживала не только сама кормилица, но и её дети, в том числе, старшие. Конечно, это разрешалось только после тщательного медицинского осмотра ребенка. Если же говорить не об императорах, а просто о представителях высшего общества, то наверняка там всё было проще, и кормилицам разрешалось брать и своего малыша на время проживания в хозяйском доме. Но на этот счет каких-либо общих правил не было.

Вообще работа кормилиц считалась весьма богоугодной, даже если для этого приходилось оставлять своего ребенка. Ведь таким образом она обеспечивала питание сразу двух детей, а то и целой семьи, – богатой и своей.

ЗАВЕРШЕНИЕ ЭПОХИ КОРМИЛИЦ

Практика вскармливания чужих детей начинает уходить в прошлое только лишь к ХХ веку с легкой руки императрицы, которая на собственном примере, вразрез правилам, стала самостоятельно кормить и воспитывать своих детей. Отношение к «институту» материнства стало постепенно меняться. Дворяне стали больше внимания уделять собственному потомству и уже не воспринимали его как нечто обязательное, но отвлекающее от жизни. К тому же, стали появляться сухие молочные смеси, которые сделали кормилиц не столь востребованными, даже если у матери не было достаточно молока. Порученные нянечкам и кормилицам, дети нередко считали своими самыми близкими людьми именно тех, кто непосредственно участвовал в их воспитании, да и основные жизненные ценности в них закладывались именно крестьянами и иными воспитателями из числа простого люда.