Чахотка XIX века – благородная, аристократическая и романтическая болезнь

ТУБЕРКУЛЕЗ – известен человечеству с древнейших времен. Археологи часто находят останки наших далеких предков, чьи кости были поражены этой болезнью.

Конечно, до открытия возбудителя туберкулеза, палочки Коха в 1882 году, медики и просто обыватели, имели весьма туманные представления о причинах и лечении этой болезни. Да и называли туберкулез по-разному: золотухой, сухоткой, наконец, чахоткой.

И всё же особый размах болезнь приобрела именно в XIX веке. Часто ею заболевали рабочие на фабриках, преимущественно мужчины. Но и высший свет России эпидемия не пощадила, скорее наоборот. Именно среди представителей и представительниц знатных сословий России, которые были сосредоточены в тогдашней России в столице – Санкт – Петербурге, чахотка считалась «своей».

Почему же в средние века на Руси заболеваемость туберкулезом была значительной меньшей?

Деревянные терема. В нашем непростом климате деревянное жилище считается более здоровым. Дерево легче просушить печным отоплением, чем камень. А Санкт – Петербург сырой и промозглый город, возникший среди чухонских болот с самого начала был каменным. Воздух в плохо протапливаемых дворцах был сырым и не способствовал здоровью дыхательной системы.

Русская баня. С её помощью издревле выгоняли из организма разную хворь, у высшего света Северной Пальмиры не пользовалась популярностью.

Традиционная кухня. Богатая витаминами, сбалансированная русская пища уступила в столице место европейским блюдам. Квашенную капусту, например, считали пищей простонародья и воротили от неё нос.

Урбанизация. На Руси люди жили просторно, а в городе на смену простору пришла скученность.

Мода. Да – да, именно мода на корсеты, которые носили в знатных кругах не только женщины, но и мужчины, приводила к сдавливанию нижних отделов легких, плохой вентиляции, застою и укоренению заразы.

Из других факторов следует отметить и длившийся много веков так называемый «малый ледниковый период», сделавший климат более жестким, и плохие представления о гигиене жилища. Кроме того, наши предки не считали чахотку заразным заболеванием. Больных не изолировали, они посещали беспрепятственно церкви, театры, светские рауты. С ними здоровались, беседовали и общались без всякого опасения. В жилищах полы чаще подметали, чем мыли, таким образом в воздух поднимались огромные концентрации возбудителей болезни. А ещё …ещё знать высшего света вступала в браки внутри своего круга, тем самым, усугубляя наследственность и без того отягощенную.

АРИСТОКРАТИЧЕСКАЯ БОЛЕЗНЬ

Чахотка не считалась стыдной болезнью, следствием нищеты и обездоленности. Наоборот, в XIX веке ходило убеждение, что ей заболевают люди, обладающие особо тонкой и ранимой душевой организацией. Это много думающие, творческие, умные и чувствительные люди. Полагали, что её вызывают нервные потрясения, несчастная любовь, ипохондрия и сердечные раны.

Налицо «РОМАНТИЗАЦИЯ» недуга. Чахоткой болеть было модно. В литературе XIX века главные герои и героини страдают и погибают от чахотки. Больная чахоткой девушка – лакомый кусочек на брачном рынке: тонка и изящна, бледна и задумчива, у неё совершенно очаровательный чахоточный румянец и аристократический блеск глаз. Конечно, когда температура держится месяцами, глаза будут блестеть, а румянец пылать.

Высший свет буквально грезил этим нездоровым романтизмом: дамы закапывали в глаза белладонну, чтобы получить вожделенный горящий чахоточный взгляд.

Больные туберкулезом часто отправлялись для лечения на воды или в страны с теплым климатом.

В XIX веке не было методов ранней диагностики. Поэтому, когда диагноз уже был поставлен, лечить было поздно. Тем не менее чахотку лечили. Помимо отхаркивающих средств больным выписывали капли на основе свинца, ртути, мышьяка. От такого «лечения» больной мог и умереть раньше, чем от самого заболевания.

Полезные советы докторов заключались в ведении правильного образа жизни, моционе, свежем воздухе и отдыхе. Разумеется, подобные советы до появления лекарств помогали очень немногим. Лишь в конце ХIХ века больных стали изолировать от здоровых, так как было установлено, что болезнь очень заразна.

Высокопоставленных жертв чахотки было великое множество. Не обошла стороной болезнь и представителей царской фамилии. Они даже не скрывали свой диагноз. Он не был причиной отказа другой стороны в период помолвки. Некоторые из членов царской семьи не смогли противостоять инфекции в раннем возрасте. Другие прожили с туберкулезом легких много лет.

Сегодня с позиций современной медицины фтизиатры наверняка укажут на наличие моментов повышенного риска в жизни представителей царской семьи, которые ускорили их уход из жизни.

АЛЕКСАНДРА НИКОЛАЕВНА – старшая дочь Николая I (1825 – 1844); прожила 19 лет, умерла от туберкулеза.

Туберкулез легких у старшей дочери царя Николая I обнаружили незадолго до её свадьбы. Течение туберкулеза усугубилось во время беременности Александры. Преждевременные роды, смерть сына Вильгельма вскоре после рождения. В день родов скончалась и сама Александра Николаевна.

Смерть дочери Николай I считал своим наказанием свыше за кровь, пролитую в год её рождения – год подавления восстания декабристов.

Вместе с сыном Вильгельмом Александру похоронили в Петропавловском соборе Петропавловской крепости. Впоследствии её захоронение перенесли в построенную в 1908 году великокняжескую усыпальницу.

В Петергофском парке есть мемориальная скамья памяти Александры Николаевны.

В Санкт – Петербурге после смерти Александры Николаевны был открыт детский приют её имени и Александрийская женская клиника. В 1850 году в Царском Силе, где Александра Николаевна ушла из жизни, был возведен памятник: часовня со статуей великой княгини с ребёнком на руках (работы И.П. Витали).

Императрица МАРИЯ АЛЕКСАНДРОВНА (1824 – 1880); умерла от туберкулеза в 55 лет.

Мария Александровна – немка по происхождению – супруга российского императора Александра II и мать будущего императора Александра III. Она известна в России как инициатор открытия всесословных женских гимназий, епархиальных училищ и учреждений Красного Креста. Много времени посвящала благотворительности.

Современникам она запомнилась своей общительностью, в том числе дружбой с русским педагогом и писателем К.Ф. Ушинским, которого спасла от ссылки.

Мнения врачей о времени заболевания её туберкулезом расходятся. Одни считают, что заболела Мария Александровна ещё до замужества, живя в неотапливаемых каменных замках Германии (её бракосочетание состоялось в 1841 году, в 16 лет). Другие – что заболела она только в 1872 году (в 48 лет). Консилиум немецких врачей затруднился поставить ей диагноз в этот год, в то время как почетный лейб-медик С.П. Боткин, диагностировал у императрицы пневмонию и направил её в Крым (в Ливадию), где она на тот момент «благополучно вылечилась»: исчезла воспалительная симптоматика.

О слабом здоровье Марии Александровны было всем известно. После восьми родов – к 36 годам – врачи запретили ей продолжать супружеские отношения. Можно только поражаться, что больная туберкулезом женщина смогла родить такое количество детей и шестеро из них достигли взрослого возраста. В 1849 году в 6 лет умерла её старшая дочь Александра (1842 – 1849), о природе менингита которой в первоисточниках не говорится: можно только предположить. А в 1865 году, когда императрице ещё не было и сорока, от туберкулезного менингита умер её старший сын Цесаревич Николай Александрович (1843 – 1865).

Последние годы Императрица Мария Александровна жила в постоянном стрессе, переживая измену супруга императора Александра II с княгиней Екатериной Долгоруковой и страхе за жизнь мужа, особенно после покушения на него в 1879 году. К тому же, её здоровье значительно ухудшилось после смерти 21-летнего любимого сына Николая.

Газеты разместили о ней добрые воспоминания, вот одно из них (напечатано в «Неделе» №21 за 1880 год): «Самое важное, самое незабвенное наследство, оставленное усопшей русскому государству и народу, есть «Красный Крест» и общество попечения о раненых и больных воинах».

Цесаревич НИКОЛАЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ (1843 – 1865): умер от туберкулеза в 21 год.

В 1864 году к датскому двору прибыл наследник российского престола Николай Александрович. Его отец – всемогущий российский император - Великий князь молод, готов жениться. Состоялась помолвка Николая Александровича с дочерью датского короля принцессой Дагмар. Юную принцессу стали готовить к свадьбе.

Цесаревич Николай («несостоявшийся Николай II»), как и его матушка – Мария Александровна – страдал болезнью легких. Поэтому он собирался провести предстоящую зиму в Ницце – на юге Франции вместе с матерью – императрицей. Оттуда Николай предполагал съездить в Италию, после чего планировал свадьбу с Дагмар.

Однако в конце 1864 года Россия и Дания получают известия об ухудшении здоровья Николая. В апреле 1865 года его состояние значительно ухудшилось.

23 апреля принцесса Дагмар приехала проститься с женихом в Ниццу; всем было понятно, что он умирает. А 24 апреля великий князь Николай Александрович скончался от туберкулезного менингита. Кстати говоря, принцесса Дагмар впоследствии стала супругой его брата – будущего императора Александра III. как известно у этих царственных супругов было шестеро детей. Третий сын Александра III и Марии Федоровны (так звали Дагмар в России) Георгий – младший брат Николая II – также умер от чахотки.

Великий Князь ГЕОРГИЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ РОМАНОВ (1871 – 1899).

Из 28 лет 10 лет жил с туберкулезом и умер на велопрогулке (катался на велосипеде с мотором) от легочного кровотечения из каверны. Заболел Великий князь впервые в 19 лет: до этого он рос здоровым и крепким. К впервые возникшей лихорадке серьёзно не отнесся. Врач назначил травы, но не отменил длительного путешествия, начавшегося в августе 1890 года. В путешествии, в октябре 1890 года, Георгий вновь простудился в Триесте (Италия), сидя на катере во время холодной ночи в одном сюртуке: началась лихорадка, которая долго не проходила. В декабре, проезжая по египетской пустыне на поезде с открытым окном, он добавил к не прошедшей октябрьской простуде ещё одну. Теперь лихорадка стала постоянной. Кроме того, в декабре Георгий ушиб грудную клетку.

Учитывая серьезность ситуации: длительную лихорадку, слабость, ушиб грудной клетки, кашель с мокротой, врачи стали обследовать Георгия. В мокроте нашли БК – бактерии Коха (как известно, Кох открыл микобактерии туберкулёза в 1882 году). Георгию поставили диагноз «Туберкулез лёгких БК «+», туберкулёзный плеврит».

Лечили Великого князя немецкие врачи и русский профессор Г.А. Захарьин изменением климата, считая, что сухой горный климат целебен в случае туберкулеза органов дыхания, а также креозотом (жидкостью, которая получается из древесного и каменноугольного дёгтя), тресковым жиром, кумысом. В 1895 году в Дании он пережил легочное кровотечение. Весил принц тогда 59 кг при росте 170 см.

Спустя годы, особо не придерживаясь врачебных рекомендаций, Георгий ушёл из жизни в грузинском местечке Абастумани.

Фото: умершие от туберкулеза в императорской семье Романовых: слева - Александра Николаевна – старшая дочь Николая I (1825 – 1844); справа, сверху вниз:

1. Императрица Мария Александровна (1824 – 1880);

2. Цесаревич Николай Александрович (1843 – 1865);

3. Великий Князь Георгий Александрович Романов (1871 – 1899).

Жертвами чахотки стали: Наполеон Бонапарт, писатели Н.А. Добролюбов, А.П.Чехов, В.Г.Белинский и многие другие. Каждый 10-й житель городов в ХIХ веке погибал от туберкулеза. При этом болезнь совершенно не считалась опасной.Благородная, романтическая, аристократическая чахотка была своеобразной чумой ХIХ века.